Профессия "Волкодав"

179 р.

Сергей Самаров «Бег наперегонки по минному полю» Вторая книга новой мини-серии

Описание товара

Виктор Вячеславович Кукушкин, отставной подполковник спецназа военной разведки, не полностью подчиняясь собственной воле, вынужден был стать киллером, то есть, обыкновенным наемным убийцей, которому оплачивали его работу. Причем, сам он даже не знал, кто выбирает для него жертв, из каких фондов так щедро, в сравнение с пенсией, оплачивается его работа. Тем не менее, период безденежья у него и у его жены, Тамары Абдулгаффаровны Змиевой, отставного капитана спецназа ГРУ, закончился, но начался новый период – постоянного беспокойства. Впрочем, оба они привыкли к такому состоянию еще до выхода на пенсию. Боевая обстановка, в которой работали оба, никогда не обещает монотонного и размеренного течения жизни. Но случается, порой, так, что гражданская жизнь преподносит сюрпризы более жесткие, чем боевая обстановка.
Сам того изначально не зная, отставной подполковник ввязывается в войну мощных силовых структур государства…

ПРОЛОГ

Вечером, выпив предварительно лошадиную дозу чая, хотя скажу честно, что я вовсе и не уверен в том, что лошади любят пить чай, особенно такими дозами – мне даже чайника не хватило, хотя чайник, судя по весу, был не полный, я сначала долил в пустой чайник воду, по-ставил его на плиту, а потом начал рассказывать Тамаре, что произошло.
Конечно, ей не терпелось все узнать, и потому она требовательно предложила:
– С самого начала давай… Рассказывай, как ты дошел до жизни такой, что тебе дорогие машины дарят…
Я начал рассказывать с самого начала, с дороги, на которой меня передвижные посты ГИБДД не останавливали, рассказал про пьяную девицу с лохматой собачкой на руках… Рас-сказал, как просил куратора найти мне хоть какую-то работу, как проявлял желание даже ездить на работу в любое место, если это в пределах досягаемости моей «Волги», как куратор отказался помочь мне в поисках работы, поскольку этот вопрос был вне его компетенции, но, тем не менее, выдал материальную помощь размером в двадцать тысяч рублей. Ничего, конечно нового, он уже в пятый или в шестой раз выдает мне точно такую же сумму, как говорится, для поддержания штанов. Тем не менее, я деньгам был рад, потому что на них можно было бы купить хотя бы пару машин дров, чтобы они успели до зимы хотя бы слегка подсохнуть.
О ремонте проседающего дома речи, естественно, не шло. Не та сумма, чтобы от дров что-то на ремонт осталось. Оставалось надеяться на ежеквартальную выплату, но ждать требовалось еще месяца полтора. В тот момент это показалось мне очень продолжительным сроком. Но раньше раздобыть денег мне возможным не представлялось.
Рассказал, как при выезде из двора куратора я увидел на бетонном заборе, окружающем какую-то то ли стройку, то ли реконструкцию дома, рекламный щит частной охранной структуры. Запомнил адрес и телефон. Но рекламный щит приглашал только клиентов к сотрудничеству, о наборе своих сотрудников там речи не шло. Я подумал было позвонить, но потом решил, что максимум того, что мне смогут предложить, это должность охранника. А для меня с моим опытом и знаниями это было даже слегка унизительно – стоять где-нибудь в супермаркете, и следить, чтобы какая-то голодная бабушка не сунула себе в карман пакетик консервированного корма для своей еще более голодной кошки.
Я хотел бы устроиться начальником охраны, например, к какому-нибудь солидному и обязательно не жадному бизнесмену, если такие на земле встречаются живьем. Но кто возьмет начальником охраны человека без протекции, без рекомендаций. Лучшую рекомендацию могли бы дать те, кто встречался со мной в бою – мои противники, но они уже никому и никогда рекомендацию дать не смогут. Но при этом, хотя по возрасту я уже не стою на воинском учете в военкомате, я имею на руках вместо удостоверения личности офицера запаса солдатский военный билет, где указано звание старшины срочной службы. То есть, мне пришлось бы объяснять, как подполковник спецназа стал старшиной, а вот полномочий раскрывать свое положение гражданского пенсионера мне не дано. И потому я решил повременить с самостоятельным поиском подобной работы. Пусть уж куратор доложит по инстанции о моем положении, может, кто-то из армейских чиновников с большим количеством звезд на погонах пошевелится.
Но тут, только я подумал об этом, мне на смартфон позвонил какой-то человек, представившийся господином Генераловым. И предложил работу. Честно говоря, предложил он сначала не работу, а значительную материальную помощь, поскольку он каким-то образом оказался в курсе всех моих дел, как я начал подозревать, со слов нашего куратора. но я сразу понял, что за значительную материальную помощь с меня что-то серьезное потребуют взамен. Сумма помощи сводилась изначально к тридцати тысячам долларов. Это, конечно, очень много для нас с Тамарой, поскольку мы не селебрити . Тем не менее, этого недостаточно, чтобы привести нас к новому уровню жизни. Изначально во время разговора с Генераловым, который, долго не думая, предложил мне ликвидировать уголовного авторитета по кличке Полковник, к которому и доставляли груз «МУ», с нашей помощью до него не дошедший. Мамукаев и Таппасханов про-сто не успели до Полковника доехать. Сам Полковник, по словам Генералова, планировал про-вести массовое отравление людей на «зоне», что вызвало бы там бунт, но при этом рассчитывал и отравить своего конкурента по уголовному влиянию в городе и области, который в на-стоящий момент отбывает последние дни своего заключения. Какой-то «вор в законе» по прозвищу Жорик Балаклавский. А во время бунта Полковник планировал организовать побег некоторым авторитетным уголовникам, которые его поддерживали. И даже сумел заранее подготовить им «крышу». Беглецы бы сгодились ему в городе, если бы между двумя авторитетами началась настоящая война, в которой пострадали бы простые горожане. В таких войнах всегда страдают невинные люди, невовремя оказавшиеся в конкретном месте.
– А что, кроме тебя у них никого не нашлось, кто смог бы этого Полковника остановить?
– Генералов сказал мне, что целая бригада спецов ФСБ потратила неделю на его поиски, но все безрезультатно. Пропал куда-то.
– А ты умудрился найти? – ехидно заметила Тамара. – Показал им, что такое настоящий армейский специалист-разведчик…
– Не совсем так, – отмахнулся я, естественно, только словами отмахнулся. Я вообще не люблю, когда со мной разговаривают таким тоном. И вообще-то это было не в характере Тамары. Что-то с ней было не так, видел я. По крайней мере, она не одобряла мои действия, чего раньше не бывало. – Нечаянно получилось. Скорее, он сам меня нашел. Пришел, вернее, туда же, куда и я. Но это потом было. Сначала Генералов уверенно предположил, что Мамукаева и Таппасханова я уложил. И потому намекнул на возможное появление у нас в деревне Полков-ника со своими людьми. Причем, вооруженными автоматами. Нам с тобой с пистолетами с це-лой бандой справиться было бы почти неваозможно. Я так понял, что Генералов мне просто угрожал, что организует утечку данных о том, почему к Полковнику не привезли уже оплаченный «МУ». Простого подозрения хватило бы, чтобы Полковник послал против нас банду, а то и сам бы, как бывший старший прапорщик спецназа ВДВ, ее возглавил. Таким людям не нужны никакие доказательства. Это меня и подтолкнуло на согласие. Хотя с разбегу я тоже согласия не дал. А дальше уже работали обстоятельства. Ты же помнишь Аркашу Хилкова?
– Конечно. Тот тип, во дворе которого ты устроил тайник. Но ему же еще два года «срок тянуть»…
– Он позавчера освободился по УДО . Я, честно говоря, ничего об этом не знал. Днем за-ехал в дом, оставил под подушкой дивана американский кастет, чтобы в светлое время суток никто не увидел, как я в тайник забираюсь. Меня бы можно было и из соседнего двора из окна кухни рассмотреть, и из здания столовой в «психушке».
– «Психов» испугался… – утверждающе и осуждающе сказала Тамара.
– «Психи» в столовой не едят. Им еду по отделениям развозят. Не перебивай меня, не то я рассказывать не буду. Значит, в светлое время меня могли увидеть. Потому я решил вернуть-ся только вечером, уже в темноте, чтобы перепрятать. И поехал к куратору. А когда вернулся, только хотел замок на калитке открыть – ключ вытащил, как мне «ствол» в спину наставили. Оказалось, Аркадий был дома. Он устраивался на работу к Полковнику – водителем к его жене, и тот с ним проводил собеседование. Инструктировал. А меня встретил у калитки начальник охраны Полковника – уголовник по кличке Гоген – как я понял, Гоген в кустах до этого сидел. Там, против дома, густые кусты сирени. Легко было спрятаться. Ну, дальше – больше. Я дурачка стал строить. Дескать, дом мой, я его у Аркадия купил, хотя меня тот же Гоген убеждал, что я деньги просто выбросил. Я нашел подходящий аргумент – человек, только что вышедший по УДО, не захочет разбирательства в суде. Не в его это интересах. Гоген меня запугать хотел Полковником. Я, естественно, пожелал с Полковником сам поговорить, сказал, что сам подполковник в отставке, и с полковником в состоянии договориться. Напросился, короче говоря, в дом. Гоген своему шефу позвонил за разрешением. Так встреча и произошла. А остальное – дело техники, как говорится в народе, а по-нашему это будет вопросом боевой подготовки. Уложил я и самого Полковника, и пятерых его подручных. Закончив дело, я отъехал от дома, и с окраины деревни позвонил Генералову. У меня возникли опасения о единственном возможном «проколе». Я машину ставил у ворот, а кто-то мог мимо проходить, и машину видеть. В остальном я чисто отработал. А содержимое тайника в багажник «Волги» перегрузил. Генералов согласился, что мне следует сменить машину. Я шутя упомянул «Шевроле Камаро». Он согласился, и обещал нужную сумму мне перечислить. И перечислил ведь. Он же мне организовал ночевку в Гостевом доме «Белая лошадь», где я поставил на платную охраняемую стоянку свою «Волгу». А сейчас, когда я к дому только-только подъехал, Генералов позвонил, и потребовал, чтобы я завтра до обеда приехал в областной центр. Он даст новое задание. У меня мелькнула мысль отказаться, но я сразу просчитал, что в этом случае Генералов сдаст меня ментам, которые убийство Полковника расследуют…
Закончив рассказ, я встал, и налил себе еще чашку чая. Во рту сохло.
Встала и Тамара, посмотрела мне в глаза.
– Ну, что, раз такое дело, не прятаться же всю оставшуюся жизнь. Значит, будем работать вместе. Надеюсь, смогу быть тебе полезной. Ты, кстати, не додумался, кто тебя подушкой сделал, чтобы под Генералова подложить?
– Я так думаю, что кроме куратора некому…
– Может быть, и так. Куратор у нас скользкий тип…