Профессия "Волкодав"

199 р.

Сергей Самаров «Когда атакуют Фурии» (Книга выходит в авторской редакции).

Описание товара

После того, как ОМОН и спецназ Внутренних Войск передали под управление Росгвардии, в МВД стали остро ощущать недостаток собственных сил специального назначения. Отдельный Особый Отряд спецназа МВД «Фурия» был специально создан для борьбы с бандитизмом в регионе Северного Кавказа, но отличался он тем, что составлен был из женщин – бывших спортсменок, стрелков, биатлонисток, и представителей различных видов силовых единоборств. В самом деле, бандиты никак не могли ожидать от женщин того, что особый отряд делал. И это позволяло «фуриям» добиваться успеха в боевых действиях.
Впоследствии, когда обстановка на Северном Кавказе относительно нормировалась, «фурий» уже чуть было не распустили, то есть, официально отряд должен был быть расформирован. Но его у МВД сначала стало выпрашивать командование спецназа ФСИН, к которому потом присоединилось командование Росгвардии. И потому расформирование было на время отложено, и отряд временно вернули в Подмосковье, на базу. В подготовку отряда были вложены значительные средства. И командование спецназом МВД решило поторговаться, заработать средства для своего ведомства, а, если получится, то и для себя лично, и всеми способами тянуло время. Да сами «фурии», по крайней мере, их значительная часть, расставаться с подругами не спешили. Они хорошо помнили мифологию древней Греции, и ту роль, которую отвела настоящим фуриям дочь великого Зевса Афина Паллада – мстить тем, кто совершает неправедные поступки. Во многом для этой цели их и собрала под свое «крыло» командир отряда подполковник внутренней службы Афина Яковлевна Заварзина, не считающая соблюдение закона главным в своей службе.
Но так случилось, что грехи Отдельного Особого Отряда «Фурия» попытались перело-жить на плечи бойцов Отдельной Мобильной Офицерской Группы спецназа военной разведки под командованием подполковника Ручкина. И спецназ ГРУ, таким образом, вынужден был вступить с отрядом «Фурия» в противоборство…
А тут еще в дело вступает криминальный случай. Неизвестными лицами похищен в районе турист, специалист по искусственному интеллекту, работавший в военно-промышленном комплексе. И подполковник Ручкин со своими офицерами, и командир «Фурии» получают приказ принять участие в поисках похищенного человека и даже сотрудничать друг с другом. Во что это может вылиться?

© Самаров Сергей Васильевич, 2019 год.
ПРОЛОГ

Подмосковный лес по традиции всех последних лет выглядел совсем запущенным, как и все, впрочем, леса в России. Когда-то раньше, во времена, которых современная молодежь и не помнит, то есть, еще при далекой уже Советской Власти, любой человек, житель деревни, мог пойти в ближайший лес с топором или бензопилой, чтобы спилить или срубить себе на дрова сухие деревья. И людям за очистку леса даже платили какие-то небольшие средства. По тем временам, тоже существенные, если учесть общепринятый небольшой заработок народа. Но, когда Советский Союз сузился до пределов России, многое изменилось, править страной стали новые люди, вышли новые законы. Теперь за порубку даже сухих и упавших деревьев с людей брали штраф. И «сушняк» так загадил весь лес, что там местами стало невозможно не только проехать, но даже пройти. Правда, не так давно рубить сухие стволы снова разрешили, но, естественно, без оплаты. Но при этом же обещали штрафовать за то, что ствол, скажем, придавит какой-то куст или молодую елочку. И это деревенских жителей, обладающих печным отоплением, настораживало. Чистить лес никто, кажется, не собирался, предпочитая доверить это лесным службам, которые с такой работой, конечно же, не справлялись.
В начале ночи с девятого на десятое мая большой и дорогой черный внедорожник «Тойота Ленд Крузер 200», давя кусты и прокладывая дорогу, проехал до места, где путь машине перего-родило упавшее дерево, и там остановился. С водительского места вышел высокий и еще креп-кий, хотя и довольно стройный человек с седой шевелюрой и с седой же щеточкой щегольских усиков.
– Пошли на заднее сидение! – расслабив галстук, сказал он слегка брезгливо кому-то серь-езным приказным тоном, и неслышно без хлопанья, прикрыл дверцу. Автодоводчик закрыл ее полностью.
С правого переднего пассажирского сидения выбралась без вкуса, с очевидными излишест-вами раскрашенная девица в юбке, которая кончалась, едва успев начаться, и жеманно ступая среди подросшей травы, перешла на заднее сидение. Девица сильно хлопнула дверцей, не слиш-ком, видимо, привычная к автомобилям с автодоводчиком дверей.
– Аккуратнее, не на «жучке» тебя вожу… – проворчал седой мужчина.
– Подумаешь… – жеманно, как и шла, ответила девица. – Машина у него развалится…
Спустя буквально пять минут по свежей лесной дороге, почти по следам люксовой «Тойоты Ленд Крузер», так же безжалостно давя мощными колесами кусты и молодые деревца, стал при-ближаться еще более тяжелый внедорожник «Тигр» с выключенными фарами. Была это брониро-ванная армейская машина или облегченный гражданский вариант, в темноте разобрать было сложно. «Тигр» остановился в тридцати – тридцати пяти метрах позади «Ленд Крузера», и сразу развернулся. Без звука сдвинулся металлический люк в крыше. Должно быть, за машиной хорошо следили, и не жалели масла на смазку узлов. Из люка высунулась голова человека в маске «ночь». После чего одна рука ухватилась за шкворню, укрепленную на крыше, а вторая рука пота-щила через люк тяжелый пулемет «Корд» . Было заметно, как рука и все тело напрягаются, вытас-кивая оружие. Вторая рука вынуждена была прийти на помощь, и помогла. Помогли и чьи-то по-сторонние руки снизу, из машины, подтолкнув пулемет в телескопический приклад. В итоге, силь-ные руки установили пулемет на специальную шкворню. Ствол смотрел в обратную движению сторону. Тут же из машины был извлечен металлический ящик с пулеметной лентой, и лента вставлена в пулемет. Последним на боковое крепление был установлен ночной пулеметный снай-перский прицел СПП .
– Стреляй! – приказал из машины низкий, гибкий и властный командный голос. – Салют в честь праздника!
Словно в ответ на это где-то в стороне, за недалекой деревней раздался гулкий, словно электрический, треск, и небо рассветилось разноцветными брызгами салюта.
Человек за пулеметом оглянулся, посмотрел на салют через плечо, и сказал только:
– Вовремя… Маскировка для меня хорошая… Московские дачники резвятся, как по заказу. Да и хрен с ними!
Пулеметчик держал голову в восьми – десяти сантиметрах от ночного прицела, чтобы отда-ча не поставила ему вокруг глаза синяк, и не рассекла бровь. Прицеливание длилось не долго, и тишину леса разорвало несколькими короткими очередями, за которыми последовала очередь более длинная. Длинная очередь, похоже, пробила и подожгла бензобак, отчего «Ленд Крузер полыхнул ярким пламенем. Но из машины уже никто не вышел. Тяжелые пули пробили и заднюю дверцу, и задние сидения, и металл бензобака, прямо под сидениями и расположенного, и людей на заднем сидении.
– Снимай пулемет. Поехали, – раздался приказ из салона «Тигра».
– Гильзы подобрать надо, командир, – ответил снайпер-пулеметчик.
– По пулям не поймут что ли, из чего стреляли… Не будем время терять. Снимай свою «бомбилку»…
Обратная разборка заняла времени еще меньше, чем сборка. Пулеметчик нырнул в броне-машину. Люк быстро закрылся, и «Тигр» двинулся в сторону асфальтированной дороги.
– Ну вот, не зря торопились… – командир кивнул в правую сторону. Там к лесу приближался свет ручных фонарей. – Четыре человека на огонь идут…
– Кто это? Деревенские? Или дачники? – скорее, себя спросил пулеметчик.
– «Анаконда!» В разведку! Все узнать, и доложить… – прозвучал приказ. – Будем ждать тебя у развилки.
– Понятно, командир, – раздался еще один голос из заднего отделения «Тигра». – Ждать только не надо. Доберусь с «товарняком».
Открылась дверца, и человек выпрыгнул на ходу. И сразу залег, как упал, и змеей пополз между кустами.
И в это время в лесу, позади «Тигра», громыхнул взрыв. Бензобак в «Тойоте Ленд Крузер» все же взорвался…
– Куда? – спросил человек за рулем.
– На базу… – распорядился командир, снимая с головы маску «ночь», и встряхивая густой шевелюрой средней длинны волос.

* * *
– Не зря мне это место сразу не понравилось, – сказал подполковник Ручкин. – Жена вот только меня слушать не пожелала, сразу слюни распустила – деревня наша на деревню ее детства похожа. Даже речка, говорит, такая же, и вода такая же грязная и вонючая. Ностальгия у нее, понимаешь ли… А у меня как предчувствие какое-то было. Не понравилось мне место, и все тут. Народ в деревне остался только возрастной, и непробудно пьющий. А кроме них – одни лишь дач-ники… Каким-то криминалом, помню, даже пахнуло. И вон он, криминал – впереди, в лесу горит…
И сделав два шага вперед, остановился.
Подполковник поступил не так, как поступил бы нормальный горожанин, даже офицер, сооб-разивший вдруг, что путь ему преграждает препятствие. Нормальный горожанин наставил бы на препятствие луч фонаря, который держал в руке А Игорь Витальевич Ручкин фонарь, наоборот, выключил. Чтобы рассмотреть в темноте препятствие. Так он привык работать. Препятствием ока-зался ствол упавшей березы, которому крона дерева не позволяла лечь полностью на землю, и уложила его под углом градусов в двадцать пять – тридцать. И подполковник продемонстрировал, что его пятьдесят два года – это еще не возраст – легко перепрыгнул через ствол в лежащую за ним невысокую траву, где никакой угрозе не было возможности скрыться. Разве что «растяжке» от гранаты или от противопехотной мины. Но кто и зачем установит такую растяжку в подмосковном лесу!
– И пулемет лупил, – подтвердил мнение подполковника бывший его заместитель по ОМОГ , только-только вышедший на пенсию, но ни разу еще ее не получавший, майор Сергей Сергеевич Комогоров. – Я их по звуку всегда определяю. Или «Утес», или «Корд», крупнокалиберный, солид-ный… А если пулемет задействован, то криминал сильно крутой, менты с ними не справятся. И даже не рискнут. Они тоже не дураки, чтобы на крупнокалиберный пулемет грудью вперед лезть… – майор потрогал рукоятку своего наградного пистолета, проверяя, легко ли он достается из кобуры, и этим демонстрируя готовность к любым сложностям, что могут пред офицерами встать.
– Точно, – подтвердил мнение майора старший лейтенант Заглушкин, снайпер мобильной офицерской группы. – патроны-то у пулеметов одинаковые, и звук похож. Но все же это – «Корд», он слегка иначе звучит. У него ствол из другого металла сделан – расчет выстрелов на износ ство-ла в два раза больше. У винтовки моей такой же звук. Тоже на десять тысяч выстрелов годится. А у «Утеса» по паспорту – только на пять, в реальности до четырех тысяч едва дотягивает.
– Ну, если специалист говорит, тут уж, как не согласиться, – с легкой иронией в голосе ска-зал капитан Илья Владимирович Лукьяновский, четвертый член группы, перепрыгивая через тот же ствол, через который только что перепрыгнул командир. – Э-э, товарищи офицеры, кстати, а от машины лес тут не загорится? А то придется от огня улепетывать… Это, порой, хуже, чем от кри-минала, здесь никакие переговоры не помогут. Даже с пистолетом в руке, боюсь, не получится.
– А что, запросто, – сообразил отставной майор. – Погода стоит жаркая. Лес – сухой. Полыхнет так, что мало никому не покажется. Командир, я думаю, надо в полицию и в «пожарку» звонить… Что нам там делать самим-то. Там никого не видно живых…
В это время в машине взорвался бензобак. Горящие брызги бензина разлетелись широко. И видно стало, как в отдельных местах загорелась трава и опавшая, прошлогодняя листва, подсу-шенная майским солнцем, в этом году особенно жарким.
– Гоним отсюда… – торопливо предложил капитан Лукьяновский. – Командир! – позвал он.
Но Игорь Витальевич остановился с трубкой в руке, и стал набирать короткий номер:
– Алло, пожарная!..