Профессия "Волкодав"

199 р.

Сергей Самаров «Кража личности» (Книга выходит в авторской редакции).

Описание товара

Во время нападения банды на районный центр, бандиты не только уничтожили всех, кого смогли застать в райотделе полиции и в районной управе, но и ворвались в один из домов села, где перестреляли всю семью, включая более чем столетних стариков – деда и бабку хозяина дома, стариков помоложе – отца и мать хозяина, его жену, и троих детей, в живых остался только четвертый ребенок, грудной, которого прикрыла собой мать, получившая очередь в спину. А вот ее муж, подполковник полиции Исрафил Темиров пропал. Был ли он уведен банди-тами, сбежал ли при их приближении, или же сам ушел с ними, никто толком не знал. На крыльце дома осталась только большая лужа крови, но кому кровь принадлежала, никто сказать не мог. Экспертиза показала, что кровь не принадлежала Исрафилу Темирову, что только еще больше запутало дело.
Но со временем начинают в районе ползти слухи, что именно пропавший подполковник полиции руководит бандой, является ее эмиром. Но ведь эта большая банда пришла из-за границы, воевала на стороне «Джебхат ан-Нусры» в Сирии. Могли ли бандиты прийти в Дагестан, и передать командование бандой местному менту, пусть и подполковнику? Вопросов возникло больше, чем появлялось ответив. По большому счету, разбираться в этом должно было рес-публиканское управление МВД. Но и спецназ военной разведки тоже привлекли к делу, потому что значительную часть банды, как говорили редкие свидетели и жертвы, составляли иностранные наемники, похожие на европейцев. А там, где в дело вступают «псы войны», как иногда зовут наемников, там, согласно закону, должна разбираться с ситуацией российская армия, потому что присутствие иностранных наемников уже является актом агрессии против государства…
Поскольку первым в бой с бандитами вступил взвод спецназа военной разведки под ко-мандованием старшего лейтенанта Семипалатина, ему и поручили вместе со спецназом полиции и следователями республиканского следственного управления Следственного комитета за-ниматься этой бандой, которую со временем уже стали почти официально называть бандой эмира Темирова. По крайней мере, именно так она обозначалась во всей документации МВД. К чему это привело?

ПРОЛОГ

Бой непредвиденно затянулся.
По предварительным данным, полученным из управления МВД республики, в село вошла небольшая банда – всего-то шесть человек, из них половина – европейцы, то есть, предположи-тельно, наемники. И потому на их уничтожение был направлен всего взвод спецназа военной раз-ведки из состава сводного отряда, что базировался неподалеку от Махачкалы. Взвод как раз воз-вращался из «свободного поиска», и случайно оказался рядом, когда получил приказ. Будь здесь задействована большая банда, начальнику штаба отряда майору Лиговицкому ничего не стоило послать бы в бой и два взвода, и даже три, что в настоящий момент имелись в его распоряжении. Но два взвода он держал в резерве, предполагая, что они еще могут понадобиться. В любой об-становке взвод со своей задачей по уничтожению шести бандитов справился бы, тем более, бан-диты, практически, и не скрывались. Они, без всякого стеснения, на грузовой машине с местными номерами, как стало известно позже, захваченной неподалеку прямо на мосту через речку, оги-бающую районный центр по окраинам, подъехали к районному управлению полиции, вошли в двухэтажное здание, сначала расстреляли дежурного и его помощника, потом, ни от кого не пря-чась, прошли по коридорам – каждый походкой Терминатора, неуязвимого для пуль, выбивали ногами двери, и расстреливали полицейских в их кабинетах. Стреляли из автоматов с глушителями, и потому тревога поднялась не сразу. А если кто-то из сотрудников выскакивал на шум выбитых дверей в коридор, то находил смерть там. В ответ по бандитам удалось выстрелить только дважды из пистолетов. Но или эти две пули пролетели мимо, или бандитов спасли бронежилеты. Но, в любом случае, расстрел в здании полиции имел немалый резонанс в округе, добавив бандитам авторитета, но это случилось потом, через несколько дней, когда слухи обрели свои очертания. А сначала был произведен сам дерзкий расстрел. Хорошо еще, что рабочий день уже минут пятнадцать, как завершился, и в кабинетах мало кого можно было еще застать. И потому, основной костяк райотдела МВД остался цел. А у бандитов, видимо, к тому моменту не было в селе своего информатора, и они не знали в каких домах живут другие сотрудники райотдела. Благодаря чему те остались живы, и, в основном, не пострадали.
Но бандиты, после райотдела полиции, просто перешли дорогу, и посетили районную упра-ву, и расстреляли там тех, кого застали. Районная управа начинает рабочий день на час позже полиции, следовательно, и заканчивает тоже на час позже. В районной управе в ответ на нападе-ние одна очередь все же раздалась, в кабинете районного ЗАГСа на первом этаже сидел, ожидая, когда его молодая жена завершит все дела и закроет сейф, старший лейтенант полиции Багаутди-нов, сотрудник разрешительного отделения райотдела, увидевший бандитов в окно. Лейтенант Багаутдинов успел застрелить одного бандита, послав ему очередь в голову – при этом одна из пуль попала в глаз, но другие бандиты тут же расстреляли и лейтенанта и его молодую беремен-ную жену.
Бандиты прошли по всем трем этажам районной управы, расстреливая всех подряд, без разбора и вопросов, не обращая внимания ни на возраст, ни на пол людей, не спрашивая, рабо-тают люди здесь или пришли в районную администрацию со своими житейскими проблемами. Но, когда расстрел был завершен, едва бандиты успели спуститься на первый этаж, как на трех бро-нетранспортерах прибыл взвод военной разведки, и остановился как раз на площадке, против зда-ния районной управы, блокируя бандитам центральный выход, через который они в здание и вхо-дили. Спецназовцы быстро десантировались, и залегли под кустами акаций на другой стороне до-роги. Тут же полетели стекла, выбитые лишенными стеснительности автоматными стволами. По-чему-то никто из пятерых оставшихся в живых бандитов не пожелал стрелять сквозь стекло, хотя стекло на дистанции в тридцать – сорок метров и не могло бы существенно повлиять на полет пу-ли к цели. Но так, всем бандитам казалось, было красивее – выбить стволом стекло, и выставить глушитель в окно. Начался бой… Пятерым сопротивляться взводу спецназа, подкрепленному еще и тремя бронетранспортерами, было не реально, хотя бронетранспортеры были старого образца, и имели вместо современных скорострельных пушек только пулеметы. Но, как только пулеметы разнесли в прах одно из окон, откуда бандиты и стреляли, из других окон стрелять сразу переста-ли. Похоже было, что бандиты ушли куда-то.
– Черный ход! – воскликнул командир взвода старший лейтенант Семипалатин. – Там должен быть черный ход. За мной!
Он вскочил первым, хотел перебежать дорогу, но тут ж остановился, и залег в кювет. А в асфальт дороги, где только что находился старший лейтенант, ударили несколько пуль. Старший лейтенант по звуку определил, что стреляли из автоматов АК-47, то есть, пулями, калибра «семь, шестьдесят два миллиметра», а такими автоматами и такими патронами армия не пользуется, уже сорок пять лет. Но бандиты предпочитают, как правило, именно это оружие, как более убойное, хотя и более тяжелое.
Три тентованных грузовика остановились, не доезжая площади. По команде старшего лей-тенанта на дорогу выехало сразу два бронетранспортера, и начали обстреливать грузовики из пулеметов. В ответ ухнул, как лесной филин, РПГ-7, и один из БТРов загорелся. Экипаж едва-едва успел выскочить на ту же дорогу, и под прикрытием дыма и огня занять позицию в кустах акации. Третий БТР прикрывал взвод сзади и сбоку, бесконечно шевелил башней, иногда даже вертелся по кругу, как сова головой вертит, пугая вероятного противника своим КПВТ , способным разнести в щепы любой забор вместе с людьми, что за ним спрячутся, да и стену дома развалить. Что сразу показал второй из стоящих на дороге бронетранспортеров, развалив и заставив загореться все три грузовика, на которых бандиты прибыли. Сами же бандиты к тому моменту уже выскочили из кузовов, и цепью рассыпались не только по дороге, но и по ближайшим дворам, откуда послышался сначала лай собак, потом автоматные очереди и собачий визг. Собак, как и людей, бандиты расстреливали без жалости. В таком положении взводу, естественно, было не до преследования четверых оставшихся в здании районной управы бандитов. Да они, скорее всего, уже и покинули здание через черный ход.
Старший лейтенант Семипалатин бой принял, но по связи вызвал начальника штаба сводного отряда майора Лиговицкого, и доложил ему обстановку. Майор запросил общее количество бандитов, удивился ответу старшего лейтенанта, но сразу включился в ситуацию, и пообещал срочно выслать подкрепление. Впрочем, понятие «срочно» в данной ситуации было достаточно растяжимым. Если добираться от военного городка спецназа, то подкреплению предстояло пре-одолеть почти полсотни километров, чтобы включиться в бой. Семипалатин просто не знал, что два взвода, точно так же, как и его взвод, в настоящее время возвращались из «свободного поис-ка» той же дорогой, и находились, по счастью, не слишком далеко. А, если ехать напрямую, не по асфальту, то путь вообще можно сократить почти вдвое.
Но оповещение у бандитов тоже, похоже, работало хорошо. О том, что подкрепление к взводу спецназа приближается, стало понятно тогда, когда заметно ослабел напор бандитов, которых было раза, пожалуй, в три больше, чем спецназовцев военной разведки, хотя вооружены они были и похуже. По крайней мере, не все имели автоматы с глушителями и никто не имел оптических тепловизионных прицелов «Шахин, уже обычных в спецназе ГРУ. А потом бандиты и вовсе стрелять перестали, и словно растворились в селе. Прибыло еще шесть бронетранспорте-ров, то есть, два остававшихся в резерва взвода спецназа включились в операцию. Но банды в поселке уже не было. Уехать им было не на чем – три их грузовика сгорели под выстрелами крупнокалиберного пулемета бронетранспортера. Четвертый, видимо, только недавно захваченный и угнанный, остался стоять, как стоял, брошенный, около здания расстрелянного райотдела полиции. Но сами бандиты, похоже, вышли из села дворами к реке, о чем говорили убитые собаки и расстрелянные жители домов, и растворились в прибрежных тугаях. Пробовали их искать, но это не дало никакого результата. В тугаях даже просто передвигаться трудно, не говоря уже о том, чтобы кого-то там искать. Потом на трех грузовиках под прикрытием боевой машины пехоты прибыл спецназ МВД, и вместе с ними три микроавтобуса – два из республиканского следственного управления Следственного комитета, один из межрайонного отделения Следственного комитета, расположенного в соседнем райцентре, о чем говорили надписи красной краской на белых полосах по бортам. По телефонному звонку следователей врачи районной больницы собирали по домам раненых, кого еще можно было спасти, а таких оказалось только четверо, и все были из числа бандитов, которые местных жителей расстреливали с невиданной жестокостью. Этих отправили под ментовской охраной в хирургию. При этом не совсем понятно было назначение охраны – охрана должна была заботиться о том, чтобы бандиты не сбежали, хотя их состояние и не позволяло этого. Или же охрана должна была охранять бандитов от гнева местных жителей? Остальных отправляли на машинах «скорой помощи» сразу в больничный морг. Но там места в холодильнике быстро закончились, и часть убитых жителей райцентра вместе с убитыми бандитами, подобранными рядом с дорогой – бойцы взвода старшего лейтенанта Семипалатина все же стрелять умели лучше бандитов, на грузовике, попросту взяв за руки и ноги, и забросив в кузов, отправили в соседний райцентр, где холодильник морга был более вместительным. Четверых легко раненых солдат взвода Семипала-тина и одного тяжелого, получившего пулю в голову, сам старший лейтенант усадил в БТР, и отправил в санчасть сводного отряда, справедливо не доверяя жизнь и здоровье своих бойцов местным медикам…