СКАЧАТЬ

110 р.

СЕРГЕЙ САМАРОВ. Месть в тротиловом эквиваленте. (Капитан частного сыска. Темпоральная логика)

Книга доступна в форматах: FB2, PDF, EPUB, DOC.

Описание товара

Первая книга серии «Капитан частного сыска» заканчивается тем, что бывшего командира роты спецназа ГРУ отставного капитана Тимофея Сергеевича Страхова, отправленного на инвалидную пенсию после ранения и контузии, пригласили работать в детективно-правовое агентство. Так Тим Сергеевич стал частным детективом. Его военные знания, как оказалось, смогли пригодиться и в мирной жизни. И, почти сразу же после трудоустройства, частного детектива Страхова привлекают к расследованию загадочного дела, имеющего отдельные внешние признаки терроризма. И потому в расследовании задействован не только уголовный розыск, но и следственное управление ФСБ России. Что сумеет показать на новом для себя поприще отставной военный диверсант и разведчик…

                                                                   ПРОЛОГ

Позвонили с почты.
– Елена Анатольевна, здравствуйте, вам посылка пришла.
– Спасибо, Светочка. А откуда?
– Сейчас, посмотрю. Из Москвы посылка.
– Интересно. Вроде бы я ни от кого не жду. Сама недавно только оттуда вернулась. Не наложенный платеж? Хотя, я книг тоже давно не выписывала.
– Нет. Обычная посылка. Придете получать? Лучше бы до обеда.
– Иду, иду… Прямо сейчас и иду.
Пожилая женщина собиралась не долго. В деревне она привыкла не слишком за собой следить. Здесь можно и в магазин, и на почту пойти в том же, в чем в огороде работаешь. А в деревне она жила уже седьмой год, с тех пор, как на пенсию вышла. Ей предлагали еще несколько лет поработать в той же школе, где она много лет русский язык и литературу преподавала, но Елена Анатольевна отказалась. Сейчас и дети пошли не такие, как раньше – намного труднее стало с ними общаться, да и сама современная школьная программа, как Елена Анатольевна считала, была нацелена на то, чтобы выпускать за школьные стены дебилов, с трудом умеющих читать и писать на родном языке. Все под западные стандарты, которые она признавать не желала. А пенсии и денег, которые она получала за сдачу квартиры в Москве, Елене Анатольевне вполне хватало на жизнь в деревне. Одной ей много было не нужно. Да и сбережения кое-какие у нее имелись. Могла себе позволить все необходимое купить. Даже теплицу в огороде поставила.
Болели ноги в суставах, и потому до почты она шла долго. Да и дорога, недавно засыпанная крупным щебнем, и еще не укатанная машинами дачников, утомляла. Пошла в тапочках, в а них по крупной щебенке ходить сложно, прокалывает ноги сквозь тонкую подошву.
Посылка не столько обрадовала, сколько удивила. Обратный адрес на картонной коробке был незнакомым. Но посылка предназначалась, несомненно, ей. Елена Анатольевна захватила с собой сумку-тележку, и хорошо, что захватила. Иначе тяжелую посылку просто не унесла бы. Коробку, осторожно уложив на трубчатую площадку, притянула к трубчатому же каркасу специальными резинками. Так надежно, не упадет.
По дороге к почте маленькие колесики тележки катились нормально, но с тяжелым грузом они застревали между камнями, и заставляли с силой тянуть ручку. Добравшись до своей калитки, Елена Анатольевна присела отдохнуть на скамейку.
– Вроде бы, еще не старая, – сказала сама себе, – а так устала.
Она, наверное, так не устала бы, если бы не больные ноги. Они ходить, порой, вообще не хотели. Особенно по утрам. И приходилось понуканием заставлять себя вставать. В движении без нагрузки боль отпускала.
Солнце припекало с утра. Но свежий ветерок нес прохладу. Мимо шел на удивление трезвый Коля Сорокин, рабочий с фермы. Он каждый день по несколько раз мимо ее дома проходил. Неподалеку жил, и часто с фермы домой бегал. То ли жену проверял, то ли в домашний туалет спешил – непонятно. Сейчас Коля не спешил. Он из дома к ферме направлялся. На работу он ни-когда не торопится.
– Чего, Анатольевна, опять кучу книг получила?
Вся деревня знала, что Елена Анатольевна время от времени выписывает себе через почтовый каталог какие-то книги. Не понимали этого, и не одобряли такую трату денег.
– Нет. Посылку вот кто-то прислал. А я и не знаю, кто. Не поможешь вскрыть?
– Мне не трудно. Что ж не помочь… – Коля вообще был человеком отзывчивым.
Передохнув, пожилая женщина вошла во двор уже без тележки, которую завез Коля. Она только отвязала посылку, и оставила ее на крыльце.
– Сейчас, я нож принесу, – и зашла в дом.
Пока Елена Анатольевна нож искала, Коля Сорокин, чтобы надолго не застревать, вытащил свой, перочинный, остро отточенный во всех лезвиях, разрезал ленты скотча и крышку картонной коробки, вытащил уложенные поверху скомканные газеты, и вытянул за ручку тяжелый пластмассовый ящик для инструментов. Удивился – кто же инструменты старушке прислал? Зачем они ей? И что вообще за инструменты. Как человек, по-настоящему мастеровой, у которого руки из правильного места растут, Коля всегда инструментами интересовался. Не долго думая, и уже слыша, как открывается со скрипом дверь из дома на веранду, к которой крыльцо и примыкало, Коля щелкнул замком ящика, и поднял крышку.
Мощный взрыв раздался сразу же…

* * *
На борту микроавтобуса-фургона было написано «Служба экспресс-доставки «Пони». Водителем микроавтобуса был молодой парень, разрисованный по самые уши затейливой непонятной многоцветной татуировкой, изображающие то ли простой чертополох, то ли неведомые космические или просто инопланетные живые колючки с глазами и хищными харями. Водитель, видимо, вообще любил украшательство, и потому носил крупные женские серьги в ушах. Если мужчины носят серьги, то обычно стараются носить их в одном ухе, и уж, как правило, более скромные, без цветных камней. Этот же представитель вроде бы сильной половины человечества разницы полов, похоже, не чувствовал, и от излишества хорошего вкуса никогда не страдал. В том же микро-автобусе на пассажирском сидении сидел небольшого роста мужчина средних лет с брезгливым и хронически недовольным выражением лица, и морщился от дорожной пыли, залетающей в салон фургона даже при плотно закрытых дверных стеклах. Микроавтобус был старенький, и потому имел много щелей, через который пыль активно просачивалась.
Фургон торопливо проехал вдоль высокой стены, украшенной поверху многочисленными спиральными кольцами «колючки», и остановился около дверей трехэтажного административного корпуса. Рядом с входом, рядом с вывеской, гласящей, что здесь находится некий «почтовый ящик», обозначенный четырьмя цифрами, стояло два офицера в форме с бордовыми петлицами. Мужчина с пассажирского сидения легко выпрыгнул из салона, как реактивная игрушка, обежал, семеня короткими ногами, транспорт сбоку, стремительно распахнул задние дверцы, и запрыгнул внутрь. Но уже через минуту из машины вылетел, как пробка из бутылки шампанского, и с короб-кой в руках ринулся к входным дверям.
– Где тут у вас служебная проходная? – спросил так, словно кто-то здесь был виноват перед ним, и так жестоко этого человека обидел, что требовалась немедленная сатисфакция.
Удивленные офицеры синхронно кивнули на дверь.
Мужчина дверь распахнул, и пробежал до «вертушки» перед большим, во всю стену окном из оргстекла. Поставил коробку на стойку, и вытянул шею, чтобы дотянуться до отверстий, про-сверленных в оргстекле специально для разговоров. Поверху, прямо на стекло была наклеена побуквенно выведенная на принтере, и вырезанная надпись: «Дежурный».
– «Служба доставки «Пони». Мне майор Нифонтов нужен. Как его вызвать?
– По какому вопросу? – позевывая, спокойно ответил дежурный на громкую речь пришедшего. – Кто его спрашивает?
Дежурный положил руку на черный старомодный телефонный аппарат, и только после этого поднял мутные водянистые глаза, и посмотрел на посетителя.
– Говорю же, «Служба доставки «Пони». Посылка майору Нифонтову с оплаченной достав-кой. Побыстрее можно? Нам еще за день пятьсот километров проехать надо…
Дежурный набрал номер, спросил кого-то тихим своим, прозаически ленивым голосом, и тут же трубку положил.
– Нифонтова сегодня не будет. Он в ночь дежурил. С утра ушел на сутки отдыхать. Завтра, время будет, приезжайте…
– Ближний свет… – проворчал, как сплюнул, низкорослый человек. – Принимайте вы посыл-ку, и распишитесь.
– А мне она на хрен сдалась? А вдруг, там бомба? Привози, говорю же, завтра, и взрывай Нифонтова, на здоровье… Не могу принять. Не положено! Мы – режимный объект…
Человек из микроавтобуса сердито схватил свою коробку, и что-то недовольно бормоча себе под нос, по-прежнему быстро переставляя короткие ноги, устремился к выходу. Дежурный только зевнул ему вслед. Задние дверцы микроавтобуса так и оставались распахнутыми. Два офицера, что разговаривали у дверей, пожали друг другу руки, один вернулся в здание, второй пошел по дорожке мимо машины. И увидел в кузове несколько коробок и ящиков. В это время и низкорослый мужчина вернулся, выматерился, и в сердцах зашвырнул чужую посылку в кузов.
Взрыв последовал сразу же. Микроавтобус подбросило до уровня второго этажа. Куда унесло самого низкорослого мужчину, если от него что-то и осталось, было непонятно, а вот проходящего мимо офицера оторвало от земли, и после непродолжительного восхитительного полета забросило далеко в кусы. Все стекла в переднем фасаде административного корпуса дружно и с неслышимым за грохотом самого взрыва звоном влетели внутрь…

* * *
Небольшое кафе «Венецианский дворик» занимало угол дома, и слегка выступало из фасада – не сильно, не больше, чем сантиметров на тридцать – сорок. И непонятно было, то ли стену на первом этаже так хитро поставили, то ли просто фасад кафе так обложили природным камнем, напоминающим обычный булыжник, что стену просто сильно утолщили. Рядом с кафе, по другую сторону тротуара, прямо в газоне, буквой «Г» был выставлен деревянный помост, обнесенный перилами с резными балясинами в псевдо-непонятном стиле и колорите. Скорее всего, при строи-тельстве итальянский стиль не нашелся, и сделали из того, что нашлось. На помосте установили множество столиков, и официанты в фирменной униформе с монограммой кафе «VD» могли вы-носить желающим перекусить на свежем воздухе свои подносы туда прямо из служебных дверей кафе, расположенных в стороне от главного входа, за углом. В этот вечер посетителей было не много. После дневной жары воздух в городе остыть еще не успел. И все посетители предпочитали сидеть на свежем воздухе. Но, как и полагается, ближе к вечеру посетителей добавилось. И имен-но в это время из служебных дверей кафе выбежал худощавый парень лет двадцати пяти – тридцати, стянул с головы белый поварской колпак, на ходу снял с себя короткий, на куртку похожий белый халат с монограммой заведения «VD», и торопливо перебежал через дорогу к дому напротив, где находилось почтовое отделение. Идти через подземный переход, расположенный неподалеку, человек не пожелал. И очень скоро этот же парень, все так же торопливо, тем же путем вернулся, и принес с собой коробку с символикой «Почты России». Прошел сразу на кухню.
– Это у тебя что? – с ощущением власти в голосе спросил повара дежурный администратор, встретивший его в служебных дверях.
– Посылка. Жена получить не успевает. Просила меня заскочить. У нас же рядом…
– Откуда ей такие посылки шлют?
Повар посмотрел на обратный адрес.
– Из Москвы… Я даже не знаю, от кого. А… От бабушки, наверное.
– Бабушка с большими кавказскими усами? – усмехнулся администратор. – Посмотри хоть, что прислали… Инжир или кавказские яблоки? Или не интересно?
– Интересно. Но сама покажет.
– А мне тоже интересно. Посмотри, чтобы я тебя за криминальный побег с рабочего места не наказывал. А то ведь могу и премии лишить…
Администратор был человеком чрезмерно любопытным, и всегда лез в чужие дела. Желал знать все обо всех, и всем показывать, что он здесь не просто так поставлен, и власть имеет.
Повар, сам, похоже, являясь носителем желания в посылку заглянуть, большим кухонный ножом вскрыл коробку, выбросил в мусорное ведро скомканные газеты, заполняющие пустое пространство, и вытащил обычный ящик для инструментов, какие в любом хозяйственном магазине продаются.
– У тебя жена что, сантехником подрабатывает? – с издевкой спросил администратор. – У нас в доме сантехник с таким ходит.
Повар не ответил, и открыл ящик.
Окна кухни вылетели вместе с рамами, и через несколько секунд из этих окон повалил пар вперемешку с дымом. «Венецианский дворик» перестал существовать…