Профессия "Волкодав"

140 р.

СЕРГЕЙ САМАРОВ. «Завещание эмира аль-Габдари»

Книга доступна в форматах: PDF, DOC. EPub, FB2

Описание товара


В Самаре, во время ограбления ювелирного салона, погибает охранник, бывший подполковник ВДВ. На его похороны приезжает родной брат, командир разведроты спецназа ГРУ капитан Дмитрий Довгополов. Дальше события развиваются так, что капитан спецназа становится участником расследования, хотя изначально и не планировал заниматься этим. Более того, расследование приводит к совершенно неожиданному результату…

                                            ПРОЛОГ

В ювелирном магазине все произошло настолько резко и неожиданно, что охранник, стоящий в дверях, никак не успел среагировать, хотя, в дополнение к основной работе, подрабатывал еще и тренером по спортивным единоборствам, и многократно хвастался своей отточенной реакцией. Сам он был в черной униформе, которая ему привычно нравилась, и даже казалась удобной в носке. Настолько удобной, что охранник даже дома носил такую же, только без надписи «Охрана» на спине. Второй охранник, тоже в черной униформе, человек уже откровенно немолодой, хотя по-спортивному подтянутый и крепкий, находился внутри, и шептался о чем-то с продавщицей – крупной и высокой девицей с копной ярких рыжих волос не голове, таких неуправляемых и настолько ярких, что девицу можно было сразу отправлять работать клоуном в цирк. Один ее внешний вид мог насмешить людей, уже приготовившихся к смеху.
Подъехала машина, тяжелый большой внедорожник. Остановилась у бордюра по другую сторону тротуара. Вышли трое в такой же черной униформе, как у охранников, но, естественно, без надписи на спине. И это ничуть не насторожило охранника у дверей. Мало ли кто, как он сам, предпочитает такой стиль одежды! Приехавшие неторопливо вышли, без суеты и деловитости, никак не показывали торопливости. Даже разговаривали о чем-то отвлеченном друг с другом, когда поднимались по лестнице на высокое бетонное крыльцо. А когда поднялись, раздался выстрел. Охранник, что встретил их, носил короткую прическу, и был слегка лысоват. По крайней мере, залысины имел основательные. И из-за этого казалось, что у него большой, высокий и умный лоб. В этот лоб и попала пуля, разворотив его. Входное отверстие в затылке было небольшим и аккуратным, а выходное во лбу – крупным, сразу говорящим об итоге жизненного пути. И дальше все пошло быстро и стремительно. Пришедшие из карманов достали трикотажные шапочки, которые оказались в действительности масками «ночь», торопливо одели их себе на головы, и ворвались в магазин.
– Всем не суетиться! Стрелять будем! Это ограбление… Лежать всем! На пол! – с откровенным кавказским акцентом, слегка торопливо закричал первый из нападавших, самый высокий из троих, поводя стволом пистолета из стороны в сторону, словно дополнительно предупреждая двух продавщиц и охранника. Команда была поспешно, хотя и без суеты выполнена. Обе продавщицы и охранник распластались на полу. Двое других грабителей легко, по-спортивному перепрыгнули через прилавки, потому что витрины выдвигались только во внутреннюю сторону, витрины выдвинули, и стали сгребать их содержимое в брезентовые мешки, которые достали из под одежды. Делали все быстро и стремительно, причем сгребали только содержимое витрин с самыми дорогими изделиями, словно хорошо знали, что сколько стоит, где что лежит. Так, просто миновали два сектора витрин с изделиями из серебра, но не прошли мимо платиновых украшений и украшений из модного белого золота. Все ограбление заняло не больше двух минут.
– Уходим! – с тем же кавказским акцентом крикнул первый. Один из его подельников сразу, словно ловкий кузнечик с основательной гимнастической подготовкой, перепрыгнул через прилавок в обратную сторону, и устремился к выходу. Второй в прыжке зацепился полой куртки за угол прилавка, и сел прямо на стекло витрины, разбив его. Но это была задержка только на две – три секунды. Неудачник тут же отцепил полу, спрыгнул с витрины, и тоже бросился на выход.
– Ларик! – крикнул охранник, лежа на полу.
Высокий бандит обернулся, но не потому, что его позвали, а, скорее, просто на голос, и выстрелил охраннику в голову, прибив голову пулей к полу из ламината, словно гвоздь тяжелым молотком вбил. Просто, видимо, по своей культуре человек криков не любил – так это выглядело. И, выходя из магазина, опять же культурно и без стука закрыл за собой дверь. Помнил, похоже, старую истину, что вежливые и культурные люди, даже упав в канализацию, закрывают за собой люк. Крупная рыжая продавщица, что лежала по другую сторону витрины-прилавка, резко вскочила, обежала прилавок, что на каблуках было сделать сложно, и попыталась поднять голову охранника. Но он уже не дышал. Она бросилась к наружному окну-витрине, и успела увидеть, как неторопливо и почти важно высокий бандит сел за руль внедорожника, где уже сидели его компаньоны, и машина сразу поехала, не привлекая ничьего внимания. Не сорвалась с места в истеричном испуге, а поехала важно и спокойно, плавно набирая скорость. Рыжая продавщица успела прочитать номер машины, и запомнила, хотя на всякий случай еще и записала. Вторая продавщица многократно уже в испуге нажимала ногой «тревожную кнопку», вызывая полицию. Кнопка была расположена под кассовым аппаратом, и, чтобы нажать ее, требовалось сесть на стул, что продавщица сразу и сделала. Ноги у нее дрожали, как осенние листья на ветру, угловатые тощие коленки стучали одна о другую так, что было слышно, наверное, на улице. А она все продолжала истерично давить на тревожную кнопку.
Полиция приехала, как обычно, когда уже никто не стрелял, а бандиты, естественно, скрылись. Это была простая патрульная машина, которой передали с пульта сигнал о нападении. Но рыжая продавщица сразу сообщила номер внедорожника, и полицейские тут же передали его своему дежурному.
Дальше было просто, и банально. Внедорожник засекли на выезде из города. Машина ДПС потребовала остановиться. Внедорожник требование проигнорировал. Началась банальная бесцельная погоня. Бесцельная хотя бы потому, что внедорожник, если бы его догнали, мог бы, как трактор, просто проехать по машине ДПС. Инспектор, что сидел на пассажирском сидении справа от водителя, попытался попасть из пистолета в колесо внедорожнику. Но на три его выстрела в ответ прозвучала только единственная автоматная очередь. Одна из пуль попала в голову второму инспектору, который машиной и управлял. В результате, патрульная машина, удачно не столкнувшись со встречным транспортом, вылетела в газон с противоположной стороны дороги, где оба инспектора получили дополнительные травмы и ушибы вследствие столкновения с деревом. Деревья, как и люди, не любят, когда на них машины наезжают, и стараются не оставить такое дело без последствий.
А в магазине, куда приехала следственная бригада областного следственного управления Следственного комитета, пошла неторопливая рутинная работа. С витрины снимали отпечатки пальцев, но бандиты, как оказалось, работали в простых кожаных перчатках, какие можно купить на любом базаре или в магазине промтоваров, и такие отпечатки идентификации не поддаются. Однако были найдены две гильзы от пистолета Макарова. Две пули тоже были на месте. Пробив головы охранников, они не смогли улететь далеко – одна уткнулась в стену на крыльце, вторая попала в ламинат пола, и по ним, была надежда, удастся идентифицировать ствол, если его характеристики есть в каталоге. Кавказский акцент высокого бандита позволял сделать определенные выводы, и потому, сразу после сообщения в городское управление полиции, по адресам различных подозрительных обладателей такого акцента выехали с проверкой несколько групп СОБРа и Росгвардии. При этом никто не подумал, что сам бандит в это время уже из города выехал. Но поиск начался активный.
В магазине, естественно, была изъята запись с видеокамеры. Не просто изъята, а сначала просмотрена на месте, на случай возможности использования записи в оперативном поиске по горячим следам.
Вторая камера была установлена на улице на стене. Но там запись по какой-то причине не велась. Вопрос об этом сразу прозвучал, и был адресован приехавшему хозяину магазина. Хозяин, немолодой и чрезвычайно толстый бизнесмен, сильно удивился, что записи нет. И даже растерялся от удивления.
– Я только вчера перед обедом лично проверял. Камера работала. Как раз, когда товар вчера привезли, я и проверил. Работала…
– А сегодня уже не работает, – сухо констатировал следователь. – По какой причине? Узнайте, сообщала ли охрана обслуживающей камеры фирме.
– Если охрана запись не смотрела, могла и не знать. Могло просто идти на монитор изображение, и все. Подсчитали, милочка?
Вопрос хозяина был обращен к продавщице, которая с целой пачкой накладных ходила воль витрины, поверхностно выясняя убыток, понесенный магазином.
– Приблизительно. Не меньше восьми миллионов…
– Я, практически, разорен! – с плаксивым стоном сообщил хозяин магазина следователю. – Страхование оформить не успел. Страховой агент обещал только сегодня к вечеру прийти. Только вчера товар получил. Брал на него кредит. У меня это вот помещение в качестве залога оформлено. Плюс моя машина… Разорен! Разорен! Что мне теперь прикажете делать?
– Бандитов ловить. Вместе с нами, – коротко посоветовал следователь. – Ничем другим вам помочь я не в состоянии. Что касается разорения, то вот ни я, ни один из моих сотрудников не имеет ювелирного магазина в собственности. И ничего, мы еще живем. Временами, кажется, даже неплохо. Время от времени даже хлеб с маслом едим. По крайней мере, не скучаем, и не боимся ограбления. И вам того же желаем. Не скучать, и жить неплохо…
Следователь поведением и особенно носом, странно вытянутым, словно хобот, походил на толстокожего слона, которого было трудно прошибить чужими стенаниями…